C. PETRONI ARBITRI SATYRICON LIBER

Г. ПЕТРОНИЙ АРБИТР, САТИРИКОН

латинский • русский • примечания • индекс • сатирикон • петроний • структура • стихи • персонажи • лакуны • приложение • satyriconliber


LXVI ← LXVII → LXVIII


(1) “Sed narra mihi, Gai, rogo, Fortunata quare non recumbit?” “Quomodo nosti illam,” inquit Trimalchio, “nisi argentum composuerit, nisi reliquias pueris diviserit, aquam in os suum non coniciet.” “Atqui,” respondit Habinnas, “nisi illa discumbit, ego me apoculo.” Et coeperat surgere, nisi signo dato Fortunata quater amplius a tota familia esset vocata. Venit ergo, galbino succincta cingillo – ita ut infra cerasina appareret tunica, et periscelides tortae phaecasiaeque inauratae. Tunc, sudario manus tergens, quod in collo habebat, applicat se illi toro in quo Scintilla Habinnae discumbebat uxor, osculataque plaudentem, “Est te,” inquit, “videre?”

(2) Eo deinde perventum est ut Fortunata armillas suas crassissimis detraheret lacertis Scintillaeque miranti ostenderet. Ultimo etiam periscelides resolvit et reticulum aureum, quem ex obrussa esse dicebat. Notavit haec Trimalchio, iussitque afferri omnia, et “Videtis,” inquit, “mulieris compedes – sic nos barcalae despoliamur. Sex pondo et selibram debet habere. Et ipse nihilo minus habeo decem pondo armillam, ex millesimis Mercurii factam.”

(3) Ultimo etiam, ne mentiri videretur, stateram iussit afferri et circulatum approbari pondus. Nec melior Scintilla, quae de cervice sua capsellam detraxit aureolam, quam Felicionem appellabat, inde duo crotalia protulit, et Fortunatae invicem consideranda dedit, et “Domini,” inquit, “mei beneficio nemo habet meliora.” “Quid?” inquit Habinnas, “excatarissasti me, ut tibi emerem fabam vitream. Plane si filiam haberem, auriculas illi praeciderem. Mulieres si non essent, omnia pro luto haberemus, nunc hoc est caldum meiere et frigidum potare.”

(4) Interim mulieres sauciae inter se riserunt ebriaeque iunxerunt oscula, dum altera diligentiam matris familiae iactat, altera delicias et indiligentiam viri. Dumque sic cohaerent, Habinnas furtim consurrexit, pedesque Fortunatae correptos super lectum immisit. “Au, au!” illa proclamavit, aberrante tunica super genua. Composita ergo in gremio Scintillae, indecentissimam rubore faciem sudario abscondit.


LXVI ← LXVII → LXVIII


(1) — Но скажи-ка мне, Гай, изволь 1, — отчего Фортуната не за столом?

— Как ее знаешь, — молвит Трималхион, — пока серебро не сложит, пока объедки мальцам 2 не раздаст 34 — воды глотка не хлебнет 5.

— Тогда, — отвечает Габинна, — если она не возляжет — я отгребаю 6.

И стал уже подниматься, но по знаку [хозяина] вся дворня 7 раза четыре и больше окликнула Фортунату. [Та,] значит, является; платье подобрано канареечным пояском — так чтобы снизу было видно вишневого цвета тунику 8, на ногах витые браслеты 910 и тканые золотом белые туфли 11. Затем, вытирая руки платком 12, висевшим на шее, [она] расположилась на ложе где возлежала жена Габинны Скинтилла, поцеловала ее — та захлопала, — [и]

— Кого, — восклицает, — я вижу 13?

(2) Кончилось тем, что Фортуната стащила со своих жирнейших локтей браслеты 14 и изумленной Скинтилле стала их демонстрировать. Наконец сняла даже браслеты 15 с ног и сеточку 16 с головы, сообщив, что та червонного золота 17. Трималхион это заметил, приказал принести все [золото], и

— Смотрите, — говорит, — женские кандалы! Вот так нас дураков раздевают. Шесть да полфунта 1819, должно быть... Хотя у меня самого браслет 20 в десять фунтов 21, из десятой процента с Меркурия 22.

(3) Наконец, чтобы не думали будто он врет, Трималхион приказал принести весы 23 и всем кру́гом проверить вес. Скинтилла туда же — стащила с шеи золотой медальон, который назвала Счастливчиком 24, достала оттуда пару жемчужных серег 2526, протянула одну за другой Фортунате, и

— Господина, — говорит, — моего щедростью — нет лучше ни у кого.

— Еще бы, — молвит Габинна, — шкуру-то с меня слупила 27, чтобы я тебе этих горошин стеклянных купил. Точно, имел бы дочку — уши поотрезал бы. Не будь женщин, у нас все было б дешевле грязи 28, а так-то нынче — ссышь кипятком, да пьешь холодком 29.

(4) Между тем охмелевшие женщины между собой пересмеивались и целовались пьяными ртами; одна хвасталась какая она хозяйственная мать семейства 3031, другая жаловалась на капризы и невнимание мужа. Пока это продолжалось, Габинна украдкой поднялся, схватил Фортунату за ноги и занес их на ложе.

— Ай, ай! — закричала она, когда туника 32 задралась выше колен. [И] сокрывшись, значит, на груди у Скинтиллы, укрыла совсем безобразное в краске лицо платком 33.


LXVI ← LXVII → LXVIII


1.Узус. [Te] rogo. ○ VII 1, XX 1, XLVIII 5, LV 9, LXXV 4, LXXVII 1, LXXXVI 10, XC 6, XCV 3, CXXVI 16, CXXXVII 4, 7.

2. Мальчикам-слугам.

3. По окончании mensa prima остатки поданных блюд раздавались рабам. ○ LX 9, 21, 27, LXI 1, LXVII 5, LXVIII 2, 3, 7.

4. Матроне благородного дома перечисленными делами заниматься не полагалось; этим занимались соответствующие рабы. Внешний облик Фортунаты и следующий разговор — в числе прочего, штрих к портрету римских «нуворишей» I в., спекулянтов-вольноотпущенников выскочивших «из грязи в князи».

5. Не присоединится к «винному веселью» (comissatio), следовавшему после mensa prima; не то что вина — воды не хлебнет. О порядке званого обеда см. Приложение. ○ LX 9, 21, 27, LXI 1, LXVII 3, LXVIII 2, 3, 7.

6.LXII 4.

7, 30. Familia. Общность состоящая из семьи хозяина, его рабов, часто тж. слуг-свободных живущих при доме. Собирательное от famulus (прислуживающий, раб, служитель).

8, 32. Tunica; туника. Нижняя и домашняя одежда без рукавов, в форме «конверта» с отверстием для головы и рук. Покрывала тело от плеч до бедер. На улицу поверх туники мужчины надевали тогу, женщины — столу.

9, 15. Periscelis; περισκελίς. Грец. Ножной браслет.

10. Ручные и ножные браслеты были популярнейшим украшением с самых древних времен. Их носили все, начиная с богов и заканчивая рабами. В Риме особенной популярностью пользовались среди женщин низших сословий. Изначально браслеты были амулетами; впоследствии превратились в предмет роскоши. ○ XXXII 11.

11. Phaecasia, phaecasium; φαικάσιον; фекасий, фекасия. Грец. Обувь в виде полуоткрытых сандалий. Изначально — обувь греческих жрецов; как правило, белого цвета. В Риме — популярная недорогая обувь из войлока или льна, иногда с деревянной подошвой.

12, 33. Sudarium. 1) Платок для вытирания пота, «потник». 2) Носовой платок (редко).

13.Узус. Est te videre? «[Это] тебя [можно] видеть? Тебя [ли] видать?» Распространенная форма приветствия; в частности, человека с которым давно хотели увидеться.

14, 20. Armilla. Крупный браслет в три-четыре витка. Изначально — знак отличия за воинскую доблесть, впоследствии — украшение мужское и женское.

16. Ко времени Петрония ношение сетки «приличной женщине» стало нежелательным; в частности, потому, что сетку стали носить кинеды (cinaedus) как обязательный атрибут «своих», тем самым превратив ее в «бабский» атрибут мужчины и «блудный» женщины. ○ Ювенал, II 95—97:

...А тот из приапа стеклянного пьет и

пряди отросших волос в золоченую сетку вправляет,

в тонкую желтую ткань разодетый, иль в синюю с клеткой...

(О кинеде. Приапа. XXIV 1. Желтую. «Бабский», неприличный мужчине цвет. XXVIII 20.)

17.Грец. Obrixa, obrusa, obrussa, obryza, oprusa; от ὄβρυζα; испытание золота [на огне].

18. Selibra. Полфунта; 163,73 г.

19. 2,128 кг.

21. 3,275 кг.

22. Очевидно, подразумевается десятая доля с кентесимы (centesima): 1) однопроцентного налога с аукционной распродажи вещей; 2) самой низкой процентной ставки по ссуде в месяц (1 % в месяц, 12 % годовых). У Трималхиона, таким образом, пущено в рост минимум 10 000 фунтов золота. Десятая доля с кентесимы обычно приносилась в благодарственную жертву Меркурию как покровителю торговых дел. Трималхион, очевидно, в знак благодарности Меркурию изготовил себе браслет, который постоянно напоминал бы окружающим об объеме денежных операций.

23.Грец. Statera; от στᾰθερός (неподвижный, устойчивый).

24.Текст. Felicio. Так же как Трималхион называет одного из своих Ларов; LX (3).

25.Грец. Crotalia; от κροτᾰλίζειν (грохотать; трещать).

26. Плиний, IX LVI (114):

Нет сомнения, что жемчуг по мере употребления изнашивается, и если за ним не ухаживать, меняется в цвете. Достоинства жемчуга заключаются в его белизне, величине, округлости, полировке и весе; качества которые сложно найти сразу в одном — так, что двух совершенно похожих друг на друга жемчужин еще не находили, и, без сомнения, в силу этого обстоятельства, в среде нашей римской роскоши им дали название «уния»; никакого подобного названия нет им ни у греков, ни тем более у варваров, которые их добывают, — там они называются не иначе как margaritae.

Даже в самой белизне жемчуга наблюдается большое разнообразие. Жемчуг самой чистой воды находят в Красном море, тогда как индийский напоминает оттенком чешую зеркального камня, но превосходит весь прочий размером. Цвет ценящийся выше прочих принадлежит к «квасцовым». Продолговатый жемчуг также имеет свою определенную цену; такие жемчужины называются elenchi; они имеют грушевидную форму, напоминая наши алебастровые сосуды, и заканчиваются шариком.

Наши женщины весьма гордятся когда на пальцах у них такие жемчужины, а по две или три свисают с ушей. В угоду этим расточительным вкусам изобилие и чрезмерность породили множество наименований и утомительных тонкостей; такие серьги стали называться crotalia, так как и звук стукающихся друг о друга жемчужин также доставлял наслаждение; теперь их любят и бедные, которые часто говорят, что «для женщины уния в обществе — все равно что ликтор». Их вешают даже на ноги, и не только на ремешки, а на все сандалии целиком. Недостаточно жемчуг просто носить, через него нужно [уже] ходить и на него наступать...

(Уния. От unus; единственный, уникальный. Crotalia. Крупная жемчужина, скатный жемчуг. Зеркального камня. Lapis specularis; 1) лунный камень (разновидность ортоклаза); 2) слюда, которая заменяла оконное стекло. Алебастровые сосуды. Ἀλάβαστρος; грушевидный пузырек для благовоний.)

27.Грец. Узус. Excatarissare; от ἐκ + καθαρίζειν (движение изнутри наружу + очищать, освобождать). Обобрала, разорила, совершенно «обчистила». Встречается только у Петрония; возможно, из лексикона социального класса.

28.XLIV 18, LI 8.

29.Фраз. Caldum meiere, et frigidum potare; «горячим мочиться, а/и холодное пить».. Нести большие расходы, но мало что получать взамен. Здесь: тратиться на женщин, и почти ничего не получать взамен. Поговорка из обихода сукновалов, для которых моча, которую они собирали для обработки шерсти, была ценнее воды.

31.Узус. Mater familia, тж. как matrona, со времени Цицерона использовались главным образом в значении «почтенная, респектабельная женщина». В значении «владелица дома, хозяйка фамилии» это сочетание использовалось редко, и главным образом применительно к вдовам, вынужденным «замещать» умершего супруга. Употребление mater familia в данном контексте, именно как «женский эквивалент» собственно pater familiae, для римского уха смешно само по себе. Обсценная коннотация термина — meretrix (содержательница публичного дома; где под «фамилией» подразумеваются ее проститутки) — сообщает образу Фортунаты дополнительные элементы.


LXVI ← LXVII → LXVIII


I • II • III • IV • V • VI • VII • VIII • IX • X • XI • XII • XIII • XIV • XV • XVI • XVII • XVIII • XIX • XX • XXI • XXII • XXIII • XXIV • XXV • XXVI • XXVII • XXVIII • XXIX • XXX • XXXI • XXXII • XXXIII • XXXIV • XXXV • XXXVI • XXXVII • XXXVIII • XXXIX • XL • XLI • XLII • XLIII • XLIV • XLV • XLVI • XLVII • XLVIII • XLIX • L • LI • LII • LIII • LIV • LV • LVI • LVII • LVIII • LIX • LX • LXI • LXII • LXIII • LXIV • LXV • LXVI • LXVII • LXVIII • LXIX • LXX • LXXI • LXXII • LXXIII • LXXIV • LXXV • LXXVI • LXXVII • LXXVIII • LXXIX • LXXX • LXXXI • LXXXII • LXXXIII • LXXXIV • LXXXV • LXXXVI • LXXXVII • LXXXVIII • LXXXIX • XC • XCI • XCII • XCIII • XCIV • XCV • XCVI • XCVII • XCVIII • XCIX • C • CI • CII • CIII • CIV • CV • CVI • CVII • CVIII • CIX • CX • CXI • CXII • CXIII • CXIV • CXV • CXVI • CXVII • CXVIII • CXIX • CXX • CXXI • CXXII • CXXIII • CXXIV • CXXV • CXXVI • CXXVII • CXXVIII • CXXIX • CXXX • CXXXI • CXXXII • CXXXIII • CXXXIV • CXXXV • CXXXVI • CXXXVII • CXXXVIII • CXXXIX • CXL • CXLI
© Север Г. М., 2016